К 100-летию Бузулукского завода тяжёлого машиностроения имени В. Куйбышева

К 100-летию Бузулукского завода тяжёлого машиностроения имени В. Куйбышева

Жизнь заводская была сказкой

Так считает ветеран Бузулукского завода тяжёлого машиностроения имени В. Куйбышева, проработавшая на предприятии 50 лет, Тамара Пантелеевна Ремнёва.

В двадцатых числах августа этого года бывшей заводчанке исполнилось 80 лет. Но, по её собственному заверению, в душе и сердце она чувствует себя на 35, ну максимум, на 40 лет. А причина сохранения душевной энергии – в том заряде, который с юности и молодости дало ей родное предприятие.
– На завод я пришла совсем девочкой в 1958 году, мне было 16 лет, – вспоминает Тамара Пантелеевна. – И начала работать в светокопировальном бюро конструкторского отдела.
Прототипом современных небольших ксероксов были громоздкие копировальные машины, помогающие тиражировать техническую документацию, включая чертежи.
Затем были другие должности, а на пенсию ветеран труда уходила из канцелярии, в совершенстве освоив весь путь и все тонкости заводского документооборота.
– Жизнь нашего завода отличалась от всех городских предприятий, – убеждена Тамара Пантелеевна. – У нас был особый коллектив. Каждый человек на своём участке имел важное значение. Каждый вносил свою лепту в общее дело. Народ был добрый, трудолюбивый – самая настоящая трудовая заводская семья. «Заводчане!» – это звучало очень тепло. А завод был нашим вторым домом.
По словам ветерана труда, на предприятии всё было организовано очень грамотно. Хороший честный труд всегда поощрялся. Передовикам производства министерство промышленности страны присваивало звания «Лучший токарь», «Лучший сварщик», рабочие завода получали грамоты, медали. Всем, кто честно трудился, были почёт и уважение. Качественный труд хорошо вознаграждался и материально. Супруг нашей героини, с которым она познакомилась здесь же, на заводе, и с которым они прожили вместе 42 года – токарь инструментального цеха – Рудольф Ремнёв – получал зарплату в 300 рублей (для сравнения: в это же время ставка специалистов с высшим образованием в Советском Союзе была 120 руб. – автор). Стимулом в работе были и выплаты премий.
Общение заводчан не ограничивалось периметром производственной территории.


– У нас был большой заводской хор, танцевальный ансамбль, – рассказывает наша собеседница. – Мы занимали первые места в конкурсах, выступали на радио и на телевидении. Все вместе дружно ходили на вечера в ДК «Машиностроитель». Выступали на праздничных мероприятиях, посвящённых Новому году, 8 Марта, 23 Февраля. Я тоже ходила в хор. И пусть голос у меня был не выдающийся, все вместе мы пели хорошо. Зимой, зачастую с семьями, посещали каток, ходили на лыжах. Участвовали в конкурсах и выставках прикладного творчества…
Производственная и культурная жизнь заводского коллектива дополнялась возможностями социального характера.
– А сколько завод выдавал путёвок! – с воодушевлением говорит ветеран. – Только успевали ездить отдыхать, причём семьями, и на юг, и в Прибалтику, и на теплоходах. Дорогу оплачивал профсоюз. Дети путёвки в пионерские лагеря получали либо бесплатно, либо за копеечки.
Даже в 2000‑е годы, как пояснила Тамара Пантелеевна, завод во главе с генеральным директором, которым тогда был Николай Аксанов, оказывал всяческую помощь ветеранам предприятия.
– Я тогда была председателем Совета ветеранов, – поясняет героиня нашего очерка. – И с каким бы вопросом мы ни обращались к нашему директору, он всегда находил возможность помочь бывшим работникам завода.
Прошло больше 10 лет, как завода нет. Но все бывшие заводчане, многие из которых трудились на предприятии по 30‑40‑50 лет, очень часто – семьями, династиями до сих пор общаются между собой – встречаются, созваниваются. Им не забыть, к какому великому делу и замечательному коллективу они были причастны в своей жизни.
– Какой у нас был литейный цех! – с гордостью говорит Тамара Пантелеевна. – Какие станки и какое оборудование там было. Наши рабочие выпускали продукцию, которая шла не только во все уголки страны, но и на экспорт. И на работу все всегда шли одухотворённые, понимая её важность и значимость.
Сегодня у Тамары Пантелеевны Ремнёвой – два сына, внуки, четверо правнуков.
– Я их всех очень люблю, – выражает не только свои чувства к родным, но, как видится, и общий настрой к жизни, двойной юбиляр (100‑летие завода и 80‑летие личное).
И мы желаем Тамаре Пантелеевне крепкого здоровья и такого же оптимизма и задора, которые она смогла пронести через всю жизнь с самой юности.
Вера Дармодехина