Деревенька моя…

Деревенька моя…

Бывают же чудеса! Судите сами! Вернулся я домой из поездки на сельское кладбище, которое находится там, где когда-то было село Николаевка. Как раз принесли газету «Российская провинция», и я читаю рассказ-воспоминание Марии Ануфриевой о селе Николаевке. Кстати сказать, сколько лет я живу, столько и езжу в это село. Там похоронен мой дед по матери – Николаев Василий Филиппович.

Родился я в Бузулуке в 1937 году. Мне было четыре года, когда началась война. Отец – на фронте, мать – на работе, какое-то время я дома оставался один. Потом меня забрал к себе в с. Николаевку мой дед (в деревне его все звали дед Хорек). Еще мальчишкой он носил шапку, сшитую из хорька, так вот это прозвище и сохранилось за ним на всю его жизнь. И под этим прозвищем его знали во всех окрестных деревнях. Когда дед привозил меня к себе жить, сельские мальчишки дразнили: «Городская вошь, куда ползешь?». И сразу же за меня отвечали: «В деревню – кормиться». Когда пошел в школу, приезжал на каникулы. Деревня была небольшая и поэтому мне знакомы все фамилии, написанные в воспоминаниях Марии Ануфриевой.
Я был приметный, рыжий, и таким же был местный житель Борис. Одного из нас называли Солнышко, а другого – Луна.
Дед в деревне пользовался большим уважением. Он воевал около десяти лет: с Японией, с турками, в Первую мировую войну. Имел три Георгиевских креста и две медали, а также был награждён серебряной шашкой с надписью «За храбрость».
Летом возле дома деда собирались жители, чтобы послушать дедовы рассказы о его жизни и, конечно, о войне. А рассказывать он был мастер! Также к дому деда вечером собирались мужики, чтобы обсудить, что пишут в газете. Дело в том, что зять деда, Яковлев Пётр Семёнович, преподавал в школе Малогасвицкого и Карловки математику, и один на всё село выписывал газету. Вот и шли односельчане к дому деда, чтобы узнать правду, новости, да и выпросить старую газету на самокрутки.
Дом у деда, по тем меркам, был большой, деревянный, крытый железом. Таких домов было всего четыре. Один из них занимала школа.
Я во всём согласен с Марией Ануфриевой. Особенно верно она написала о людях, живших в то время в селе: доброжелательные, дома никогда не запирали, может быть, потому, что не было в доме ничего ценного. Всегда старались помочь друг другу. На работу шли или ехали на повозках, с песнями. Работа в поле была тяжёлой, но сил на всё хватало. В праздники выносили столы с угощениями на улицу и ходили от стола к столу. Мне особенно запомнился праздник Троицы. Косили траву и укладывали в избах на пол, а к стенам ставили ветки берёз. Девчата пели песни под гармошку, шли в лес за цветами и плели из них венки на голову, а парни украшали цветком свою фуражку.
Дед умер в 1955 году. Я отслужил в армии и с тех пор постоянно навещаю могилу его и бабушки, ухаживаю за ними. Хотя в последнее время мне стало трудно это делать, и в этом вопросе мне помог глава администрации с. Подколки – Сазонов Николай Юрьевич, за что я ему премного благодарен, ибо сказано: «Судят о культуре народа по состоянию кладбищ и чистоте отхожих мест». Поэтому я обращаюсь к бывшим жителям Николаевки, вернее, к их потомкам: не забывайте свои корни, навещайте могилы предков.

Николай ВАСИЛЬЕВ