Две семьи, эвакуированные из Украины, проживают сегодня в Бузулуке

Две семьи, эвакуированные из Украины, проживают сегодня в Бузулуке

С одной из них мы встретились. Оказалось, что город Мариуполь Донецкой области, который сейчас ежедневно фигурирует в новостных хрониках, намного ближе к Бузулуку, чем это можно было предположить ранее. Люди связывают и объединяют города, преодолевая и уменьшая тем самым расстояние.
Наталья Петровна Ковалюк и Игорь Евгеньевич Овсяник – многодетные родители. Они жили в посёлке Мирном на северо-западе Мариуполя. Четыре года назад приобрели новое жильё, сделали ремонт, поставили пластиковые окна, купили мебель. Думали заняться теплицами, но в планы вмешался карантин.
А в этом году судьба привела их в Россию. С 14 апреля семья находится в Бузулуке. Правда, ехали они во Владивосток, но внезапное смертельно опасное заболевание одного из детей заставило их сойти с поезда дальнего следования и на неопределённое время остановиться в нашем городе.
– У нас было шестеро детей, – рассказывают наши собеседники. – Виолетта умерла год назад от осложнённого двустороннего воспаления лёгких. Скорее всего, это был коронавирус. Ей был 1 год и 9 месяцев. И сейчас, когда «Скорая» на станции Бузулук диагностировала у семилетнего Давида тяжёлую форму менингита, мы, конечно, поехали в больницу.
Наталья Петровна была рядом с сыном в реанимации, а Игорь Евгеньевич с остальными детьми – на карантине в инфекционном отделении. Затем на вертолёте Давида переправили в Оренбург. Он сутки был в коме. Сейчас жизнь мальчика вне опасности, его перевели из реанимации в общую палату.
– Нас поразили ваши врачи и медсёстры, – говорят родители заболевшего ребёнка. – Какие они внимательные. Сказать, что они хорошие – ничего не сказать. Они – замечательные люди. И социальные работники кризисного отделения (для граждан, имеющих обстоятельства, ухудшающие условия их жизнедеятельности КЦСОН в городе Бузулуке и Бузулукском районе – прим. автора), где мы сейчас проживаем, очень хорошо к нам относятся. Все нам несли вещи, одежду. Мы чувствовали себя неловко, так как не привыкли к такому вниманию.

Подробнее в четверговом номере «Российская провинция»