МОЖЕТ, ОКАЖИСЬ ЧЕРНИЛА«АНГЛЕТЕРЕ»…

МОЖЕТ, ОКАЖИСЬ ЧЕРНИЛА«АНГЛЕТЕРЕ»…

ДАТЫ ЯНВАРЯ: 145 лет В. А. Гиляровскому

100 лет тому назад – страшно подумать! – по перрону вокзала в Бузулуке нервно ходил молодой человек. Русоволосый, модно, по‑столичному одетый, он обращал на себя внимание необычной для здешних мест раскованностью. «Паровоз! Мне нужен паровоз!» – восклицал он.
Это был Сергей Есенин, направлявшийся в жаркий Ташкент. В Бузулуке он вынужден был остановиться потому, что отголоски Гражданской войны, отбушевавшей в Поволжье, разметали весь подвижной состав, и белый вагон, в котором поэт путешествовал, застрял в нашем городе, поскольку не хватало локомотива, что мог бы транспортировать его дальше…
Впрочем, остановка была недолгой. И, возможно, Сергей Александрович не запомнил даже названия города своей невольной задержки… Но судьба причудливо переплетает судьбы людей на планете. По одной из версий, первый патологоанатом, сделавший заключение о причине смерти Есенина в ленинградской гостинице, был уроженец Бузулука учёный-психиатр В. А. Гиляровский…

…В 1828 году из оренбургской духовной семинарии в Бузулук, в церковь Михаила Архистратига, был направлен Иоанн Гиляровский. Молодой человек получил прекрасное образование. В семинарии он изучал богословие, философию, словесность, математику, гражданскую и церковную историю, греческий, французский и еврейский языки. В Бузулуке, где ещё не было женской гимназии и реального училища, Иоанн стал уважаемым человеком, тем более отличался скромностью и добротой.
По просьбе жителей вместо обветшавшей старой церкви решено было построить новую – во имя святого Николая Чудотворца. Вскоре выяснилось, что отставной штабс-капитан Кулаковский, которому поручили строительство, мягко говоря, лукавил. Присмотр за будущим храмом взял на себя И. Гиляровский. Освящена новая церковь была в 1860 году.
А в 1875‑м у сына И. Гиляровского, местного учителя А. И. Гиляровского, родился первенец – Василий. Детство его сложилось нерадостно: ему довелось нянчить пятерых своих младших братьев и сестёр. Но эпидемия унесла за одну неделю всех пятерых, кроме него.
До 11 лет Василий учился в Бузулуке, затем – в самарской гимназии. Холодал-голодал, отцовских скудных денег не хватало, давал частные уроки. Золотая медаль помогла стать студентом медицинского факультета Московского университета.
В канун нового века, в 1899 году, Василий Гиляровский – помощник приват-доцента А. Н. Берштейна в Центральном полицейском приёмном покое. Оказание первой помощи пьяным и психически больным, найденным на улице, – таково было назначение этого учреждения. Василий Алексеевич определил направление своего будущего научного поиска – морфологические изменения в головном мозге человека при различного рода психозах.
Несколько лет В. А. Гиляровский практиковал в качестве врача-психиатра. Много публиковался в периодических изданиях, в 1925 году вышла его монография «Введение в анатомическое изучение психозов». Одновременно он преподаёт, в том числе на кафедре психиатрии Высших женских курсов – именно на их базе был организован 2‑й Московский медицинский институт, директором которого и стал Василий Алексеевич.
Напряжённый труд учёного, педагога, руководителя оставлял мало времени для отдыха, но в Бузулук В. А. Гиляровский наезжал часто. Однако был малообщителен, а о себе и вовсе не любил распространяться. О его открытиях и наградах земляки узнавали из СМИ. В Бузулуке он был просто сыном местного учителя и внуком священника.
В 1944 году была создана Академия медицинских наук СССР. Профессор В. А. Гиляровский был избран её действительным членом. Через год Василий Алексеевич организовал в Москве по поручению АМН научно-исследовательский академический институт психиатрии и руководил им до последних лет своей жизни.
Труд учёного отмечен тремя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, медалями, спустя десятки лет его взгляды и методики востребованы…
…О личных пристрастиях Василия Алексеевича известно немного. Но Сергей Есенин интересовал его не только как поэт, прежде всего – как личность, нуждавшаяся в помощи если не психиатра, то психотерапевта. Недаром, говорят, наш знаменитый земляк знал и, бывало, читал в своём кругу Маяковского:
Может, окажись чернила в « Англетере», –
Вены резать не было б причины…
Маина ВОРОБЬЁВА